Протекционизм или ограничение конкуренции.

Протекционизм или ограничение конкуренции.

19.11.2019

 

В правительстве обсуждают меры, которые могут упростить российским компаниям доступ к госзакупкам. Вице-премьер Дмитрий Козак разослал в Минфин, Минэкономразвития, Мипромторг и ФАС письмо, в котором просит ведомства выдвинуть конкретные предложения. Одна из потенциальных мер введение квот, эту идею продвигает департамент оборонной промышленности Правительства. Там предлагают квотировать половину всех товаров. В Минпроторге предложение мягче о 30 до 50 процентов. Единства в Правительстве на счет этой идеи нет, в Аппарате Дмитрий Козака, курирующего промышленность, вообще против квот, там выступают за другие механизмы в частности за ценовые преференции и запрет на участие в торгах, где участвуют хотя бы две российские компании.

 

По данным Единой информационной системы в прошлом году в России объем госзакупок составил 6, 79 трлн рублей, что почти на пол триллиона больше чем годом ранее.

Расходы в этой сфере неуклонно растут, но кому достанутся эти деньги? Этот вопрос стоит на повестке Правительства. Поможет ли введение квот отечественному производителю? Какие еще механизмы могут поддержать российский бизнес в госзакупок? Эти и многие другие вопросы  в эфире телеканала РБК 19 ноября обсудили Председатель организационного комитета проекта «Национальный рейтинг прозрачности закупок» Виктор Симоненко и  ведущая программы «Деловой день» Юлия Прохорова.

 

 

ЮП: - Хотела бы, что бы Вы обозначили проблемы допуска российских товаров к закупкам и как заказчики отслеживают или учитывают интересы отечественных производителей.

 

ВС: - Задача по поддержке отечественного производителей очень обширна, носит разносторонний характер, в том числе и в различных отраслях, и в Оборонном промышленном комплексе. Поэтому, однозначно, поддерживать отечественного производителя нужно, это факт, потому что Российский рынок самый открытый сейчас, если сравнивать с международными аналогами. Другое дело, каким образом это надо делать. Были приведены примеры, связанные с позицией «третий лишний», либо квотирование. Здесь хотелось бы отметить, что наша закупочная экосистема носит уникальный характер, и мы можем позволить себе посмотреть в каких отраслях доля отечественного производителя позволяет нам сделать нормальную рыночную конкуренцию. Где будет работать правило «третий лишний», соответственно, там не нужно делать квотирование.

К тому, сейчас у заказчиков уже есть квоты на малый и средний бизнес. Если будет много разных квот, то кто-то из них обязательно пострадает. То ли это будет малый бизнес, то ли это будут оборонно-промышленные предприятия, то ли одни других поглотят – оборонно-промышленные предприятия явно не могу быть субъектами СМП.

 

ЮП: - Вы сказали про отросли, в каких из них нет проблем?

 

ВС: - По нашему предварительному анализу, все что связано с легкой промышленностью, деревообрабатывающей и текстильной, там 100% покрытие отечественными предприятиями. Сложнее начинается там, где идет высокотехнологичные заказы связанные с различными отраслями, будь то теплоэнергетика, переработка и выработка энергии, станкостроительные истории. Здесь идет более серьезное оборудование, с которым очевидно отечественным предприятиям справятся будет гораздо сложнее.

 

ЮП: - А по мебели что можете сказать? Мы уже брали этот пример. Замена квот правилом «третий лишний», она действительно может больно ударить по нашим производителям?

 

ВС: - Нет. Было полное закрытие рынка на два года, это дало большой толчок рынку в принципе, были образованы предприятия, были реализованы различные совместные схемы производства, и они покрыли полностью весь объем, который требовался госзаказчикам на 2х летней перспективе. Теперь вполне здраво отпустить эту историю в рынок и это, наоборот, качественно скажется на цене, потому что, мы тоже прекрасно понимаем, что закрытый рынок он в свою очередь начинает взвинчивать цены, а его открытие и допуск иных участников пагубно скажется на ценовой политике только для предпринимателей. То есть предприятия готовы, теперь пора заниматься эффективностью и цепочкой ценообразования своей продукции.

 

ЮП: - От новых квот, кто конкретно может выиграть?   

 

ВС: - У нас есть важная задача, о которой сказал Президент – это поддержка и диверсификация оборонно-промышленного комплекса. Однозначно, для них нужен толчок, потому что предприятиям нужно совершить огромный технологический рывок и перестроить свои бизнес процессы от работы с государственным заказчиком, с Министерством обороны, на работу с более придирчивыми заказчиками из регионов, из государственных корпораций, которым требуется высокое качество при том не по завышенной цене, так как за ними внимательно смотрят, чтобы цена была не выше рыночной. Поэтому введение квот в рамках оборонно-промышленного комплекса, конечно же, это определённый толчок для отрасли, когда они смогут на некоторый промежуток времени перестроить свои процессы и подстроиться под ту или иную отрасль.

Хорошим примером является программное обеспечение, у нас уже есть Реестр отечественного ПО. Нет никаких квот, никаких дополнительных историй, главное, чтобы заказчик покупал программное обеспечение из этого Реестра. Где-то там работает комиссия профессионалов, которая сидит и смотрит соответствие этому Реестру, а заказчик уже может им пользоваться и понимает, что если он им воспользовался, то, следовательно, это отечественное, и к нему не будет потом претензий, и он поддерживает производителя. Может имеет смысл рассмотреть именно введение Каталогов с учетом производителей отечественной продукции, чтобы заказчики понимали какая продукция широко представлена отечественным производителем и какая продукция покроет его потребности.

 

ЮП: - Виктор, еще вопрос. Как Вы сегодня оцениваете прозрачность госзакупок и как изменится этот показатель после введения новых механизмов.

 

ВС:  - На сегодняшний день, конечно же, прозрачность нашего рынка госзаказа высокая, потому что все открыто, все проводится в электронных видах. Ведь 2019 год у нас ведется история, что все закупки проводятся в электронном виде, и мы видим позитивный тренд на увеличение конкуренции и экономической эффективности от закупок. Однозначно, прозрачность рынка в целом растет. Импортозамещение или квотирование закупок принципиально на прозрачности сказаться не должно, потому что это просто ограничение конкуренции, меньший сегмент поставщиков сможет поучаствовать. Единственное чего мы ожидаем, это возможное изменение стоимостных историй. Если по простому, то это повышение цен, потому что цена только в конкуренции рождается, чем она выше, тем, естественно, экономическая эффективность лучше.

 

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Свежие новости
Please reload

РЕЙТИНГИ

2006       2012       2016

2007       2013       2017

2009       2014       2018

2010       2015       2019

КОНТАКТЫ

Оргкомитет:

org@nrpz.ru +7 (499) 288 13 28

Координатор:

Валяева Оксана 
o.valyaeva@nrpz.ru +7 (903) 688 60 73

НРПЗ

© 2006-2019

Организационный комитет проекта "Национальный рейтинг прозрачности закупок"